Поможет ли диагностика сохранить зрение детям? | Агентство православных новостей (АПН)

Поможет ли диагностика сохранить зрение детям?

42
6 минут
Поможет ли диагностика сохранить зрение детям?
Галина Галкина


Сегодня мир находится в нескончаемом информационном потоке, который мы потребляем через гаджеты и мониторы компьютеров. По данным Комитета по охране прав детей Министерства образования и науки, в Казахстане 80% школьников 12-13 лет страдают компьютерной зависимостью. Залипающие над андроидами и айфонами чада – боль современных родителей. Как следствие с каждым годом растет количество подростков, у которых зрение стремительно ухудшается. 

Есть и иная категория детей, не избалованных вниманием близких. Они растут в неполных семьях или в детских домах, без родительской опеки. Проблемы со зрением у них имеют иные причины – недоношенность, стрессы, плохое питание, несвоевременная медицинская помощь или ее отсутствие. Меньше всего шансов восстановить зрение у малообеспеченных детей со средней и тяжелой патологией зрения, слабовидящих, незрячих, а также детей с инвалидностью по заболеванию глаз. Таким детям остро нужна помощь врачей.  Скорость, с которой растет количество юных пациентов, опережает возможности отечественной детской офтальмологии. Специалисты признают это и пытаются действовать. 

Двенадцатилетнему Аману грозила полная слепота. Но с прогнозом не соглашалась мама ребенка и она нашла докторов, способных помочь сыну.

Рассказывает Гульжахан Иргайбаева, врач-офтальмолог высшей квалификационной категории детской глазной клиники «LUCY», член Ассоциации офтальмологов страбизмологов РФ (г. Москва):

У Амана лишь один глаз - слабовидящий, зрение которого резко падало. Второй глаз был слепым изначально. Мы направили Амана в КазНИИ глазных болезней, чтобы прооперировать единственный глаз, но риски были велики, и врачи не давали гарантий. В 2019 году его осмотрел врач Олег Витальевич Дискаленко, заведующий отделением микрохирургии глаза Ленинградской областной детской клинической больницы. Он рекомендовал срочное оперативное вмешательство. Но у мамы ребенка не было средств на проведение сложной операции - она одна воспитывает троих детей. И мы приняли решение отправить мальчика в Санкт-Петербург. Некоммерческий общественный фонд профинансировал оперативное лечение, перелет ребенка с мамой и приобретение необходимых одноразовых инструментов.  Хирург О. В. Дискаленко прооперировал Амана. По словам Олега Витальевича, если бы медлили с операцией еще месяц или два, то мальчик бы ослеп.  На второй, изначально слепой глаз мальчика делали «операцию-катастрофу». Так говорят врачи, когда идет борьба за сохранность формы глаза как органа. Если не прооперировать вовремя невидящий глаз, он становится маленьким, начинается уменьшение глазного яблока.  В результате появляется асимметрия лица, возникает выраженный косметологический дефект. Из-за этого ребенок замыкается в себе. Когда мальчик впервые пришел к нам, он был пугливым, закрытым. Сегодня Аман весел и общителен. Прошел только первый этап операции, за который практически остановили отслойку сетчатки. После операции острота зрения глаза стала равна 10%, а до оперативного лечения мальчик мог только считать пальцы руки в очках, если их поднести к глазику. Сейчас готовим мальчика ко второму этапу операции. Это лишь один из примеров наших самых сложных пациентов. Даже если острота зрения составляет ноль целых пять сотых процента (есть и такой пациент) - мы работаем.

Мы боремся за каждого. У детей лучше развита нейропластичность (способность к восстановлению зрительного нерва и тканей сетчатки), в сравнении со взрослыми. Есть стволовые клетки, и если их стимулировать, то можно восстановить зрение. Девятерым юным пациентам клиники мы не только сумели поддержать зрение, но и предотвратили слепоту.

Венера Равильевна Абдуллина - и. о. доцента кафедры офтальмологии Казахстанско-Российского медицинского университета: 

Детская офтальмология всегда в приоритете, но в РК она находится не в лучшем состоянии, к сожалению. Однако специалисты уже осознали проблему и предпринимают меры по улучшению ситуации. Кафедра офтальмологии Казахстанско-Российского медицинского университета ведет подготовку студентов по дисциплине «офтальмология», обучает слушателей резидентуры, организует процесс повышения квалификации врачей-офтальмологов. Важный этап обучения – резидентура, то есть профессиональная практика. Она направлена на закрепление теории и приобретение практических навыков и компетенций. Резиденты проходят обучение на клинических базах – в различных глазных клиниках, таких, как Казахский научно-исследовательский институт глазных болезней и др. Однако в связи с карантинными мерами, вызванными пандемией коронавируса, возможности для практики резидентов резко сократилась. И все же мы нашли отличную площадку для обучения.  В качестве клинической базы для студентов и резидентов кафедры офтальмологии университет предложил детскую глазную клинику «LUCY». Сегодня на этой базе два наших резидента овладевают практическими навыками. 

В клинике на безвозмездной основе проводится прием детей с 3 до 18 лет, включая современную инструментальную диагностику.  После чего специалисты направляют детей на стационарное лечение, на поддерживающую консервативную терапию, на оперативное лечение по показаниям. Доктора используют современные методики обследования, лечения и владеют навыками установления контакта с детьми и родителями. На прием и диагностирование врачи отводят 1,2 часа. Нет гонки, как в поликлинике, где на каждого пациента тратится по 15 минут. Затем врач проводит разъяснительную беседу с пациентами и родителями. Для молодых начинающих врачей, студентов и резидентов нашего университета, важно общение с юными пациентами и участие в социальном проекте.

news1734.jpg

Арна Солтанай – студентка резидентуры Казахстанско-Российского медицинского университета по специальности «Офтальмология, в том числе детская офтальмология», делится:

В школе у меня были проблемы со зрением, поэтому я выбрала офтальмологию. Когда мама привела меня в офтальмологический центр, меня все впечатлило – обследование, врачи, аппаратура. Я вдохновилась работой офтальмологов и из всех врачебных специальностей выбрала её.  В этой профессии необходимо постоянно совершенствовать свои навыки, учиться. Мозг постоянно работает, это очень увлекательно. 

Вместе с моей однокурсницей Маншук Арыстай мы начали работать еще во время карантина на последнем курсе интернатуры. Полгода проходили практику в офтальмологическом центре профессора нашего университета Турсунгуль Ботабековой, затем поступили на резидентуру и пришли на практику в «LUCY».  Врачи передают нам правила коммуникации с посетителями клиники.  Очень важно понять настроение ребенка, показать, как правильно вести себя на обследовании. Некоторые дети боятся аппаратуру, мы должны расположить их, успокоить, иногда в игровой форме рассказать о работе того или иного аппарата. В то же время нельзя допустить, чтобы ребенок слишком развеселился.  Необходимо, чтобы он сидел спокойно, неподвижно, пока мы проводим обследование. Нам нужно быть не только хорошими офтальмологами, но и психологами в общении с особенными пациентами. Это могут быть дети, страдающие ДЦП, ЗПРР, психическими заболеваниями, эпилепсией. 

Год назад клинику создал некоммерческий общественный фонд. Программа работает с целью сохранения возможности видеть детям Казахстана.   Название клиника получила в честь Люсии – раннехристианской святой, покровительницы слепых.

За полтора года работы, с января 2020 по август 2021, 725 детей прошли осмотр и лечение. Клиника сотрудничает с общественной организацией «SOS Детские деревни Казахстана», детским домом «Солнышко» и Республиканским семейно-врачебным центром, а также международными и казахстанскими медицинскими учреждениями.  

Фото: АПН

Источник -  dknews.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...